Александр Помыткин: Украиномафия

Ровно три года назад, то есть, 8 сентября 2003 года, накануне дня памяти убийства журналиста Георгия Гонгадзе в Харькове была издана книга Александра Помыткина «Мафия в Украине». Книга вышла в годы, которые характеризовались установленным в Украине преступно-коррумпированным режимом. И при этом, была направлена на изобличение этого режима, о чем свидетельствует хотя бы такая характеристика этой работы, прозвучавшая после ее первого издания (из статьи «Украинское общество как заложник мафиозного режима», опубликованной в одной из самых резонансных газет Украины того времени «Информационный бюллетень» Т.Просяник):

«Мафия в Украине» – так называется книга А.Помыткина, которую можно назвать своеобразной анатомией мафии. Если главное в общественной жизни – информация, то это – именно та информация, которая необходима для осознания действительных причин нынешнего положения нашего государства» (№ 27 (539), 2003).

Насколько это было действительно серьезно, можно судить из того, что по факту первого издания книги ровно три года назад, то есть, в сентябре 2003 года, было возбуждено уголовное дело о вмешательстве в деятельность народного депутата Украины Гавриша С.Б. Для расследования этого дела создается оперативно-следственная группа, объединяющая подразделения УБОП, налоговой милиции. А также следователей прокуратуры, один из которых работал в следственной бригаде по делу Юлии Тимошенко. На распространение книги накладывается запрет. Сотрудники правоохранительных органов с целью ее изъятия прибегают к обыскам. Автор подвергается преследованиям. В ходе следствия по этому делу допрашиваются даже члены его семьи, включая престарелую больную мать.
Все это заканчивается 23 мая 2004 года арестом автора по обвинению в совершении нескольких уголовно наказуемых преступлений. В результате, год и два месяца А. Помыткин провел в Харьковском СИЗО, откуда вышел больным туберкулезом.

Арест Помыткина еще тогда был прокомментирован в ряде средств массовой информации с намеком на то, что это является следствием его публицистической деятельности. Далее, полное забвение, как книги, так и самого автора. Единственными, кто время от времени напоминал о его существовании, были адвокаты Харьковской правозащитной группы Евгения Захарова. И сотрудничающий с этими правозащитниками журналист Юрий Чумак.

Что за этим делом стояло? Что скрывает вся эта история, в результате которой это дело не предано гласности даже сегодня? Почему книга А. Помыткина «Мафия в Украине» не была издана после помаранчевой революции? Насколько все это важно для понимания происходящего в Украине сегодня?

На все эти вопросы отвечает сам автор в своих публикациях, которые посвящены дню памяти об убийстве Георгия Гонгадзе в форме реквиема несбывшимся идеалам Майдана.

Если совсем недавно Украину называли страной разоблачений, то подобрать характеристику сложившейся здесь ситуации сегодня, становится все сложнее. И все это по причине создания правящего большинства, утвержденного печатью президента Ющенко в виде, так называемого универсала национального единства, что понять достаточно сложно. Ну, а как можно понять объединение социалистов Александра Мороза с Партией Регионов, в результате чего премьером Украины становится Виктор Янукович? Или то, что благословляет все это своим универсалом президент Ющенко, который в 2004 году вывел людей на Майдан, чтобы не допустить Януковича к власти. Понять это невозможно, если не учитывать одну интересную особенность последних нескольких лет политической жизни Украины, о которой сегодня почему-то стараются не упоминать. Я имею в виду то, что украинская политическая оппозиция, в которую входили и Ющенко, и Мороз, получила общественное признание на фундаменте разговоров об установленном в Украине преступно-коррумпированном режиме. Исходя из этого, сегодня можно смело утверждать о том, что именно это определило победу Ющенко на президентских выборах. Ведь в 2004 году граждане Украины вышли на улицы не из-за того, что им больше понравился кандидат Ющенко. А под флагами борьбы с преступно-коррумпированным режимом, представителем которого на президентских выборах называли кандидата Януковича. Отсюда вывод, не будь политических заявлений со стороны украинской политической оппозиции, о намерениях покончить с установленным в Украине мафиозным режимом, вряд ли Ющенко стал бы президентом. Ведь то ли дело бороться со своим политическим оппонентом с помощью критики его программы. Или базировать свою агитацию на разоблачениях мафиозного режима. Тут же запугивая избирателей тем, что в случае победы Януковича, Украина начнет жить не по закону, а «по понятиям». Отсюда, необходимость самого детального анализа ситуации, начиная с ответа на вопрос — так существовал ли в Украине преступно коррумпированный режим? Или разговоры по этому поводу являлись всего лишь подготовкой величайшей политической аферы? Для того, чтобы разобраться со столь интересной проблемой, я всего лишь коснусь отдельных деталей собственных злоключений. При этом, не прибегая к обвинениям кого-то в чем-то, а изложив события в точной последовательности их развития. А там судите сами, насколько это было случайно. А главное, с чем это было связано. Итак, с самого начала. В 2002 году ко мне, как к автору журнала «Организованная преступность Харькова», обратились за помощью 120 жителей села Васильевка Волчанского района Харьковской области, ставшие в ходе приватизации сельхозугодий жертвами обмана. Самая банальная история для того времени, в которой были замешаны представители государственной власти и отдельные руководители правоохранительных органов. Например, принимавший непосредственное участие в обмане крестьян бывший глава Волчанской РГА господин Косолапов. Достаточно весомая фигура, учитывая, что на момент этого скандала Косолапов стал сотрудником Главного налогового управления Украины. И все это, как утверждали в Волчанском районе, благодаря протеже бывшего на то время вице-премьером Николая Азарова. Кроме того, вскоре я обнаружил, что за этим мошенничеством скрывалась система неучтенного сельхозпроизводства, представляющая собой скрытые схемы хищений государственных средств. И тут же факты, позволяющие предположить, что к указанной системе имеют отношение ряд других представителей государственной власти. Понимая, что одной публицистикой здесь не помочь, в феврале 2003 года я несколько раз обращаюсь с официальными заявлениями в правоохранительные органы Украины. После этого произошла не менее типичная история для Украины того времени. Вместо расследования, против меня и крестьян была организована травля, в которой принимали участие, как лица с явно выраженной криминальной окраской, так и сотрудники милиции. Последним в такой ситуации оставалось обратиться за помощью к народному депутату Украины Гавришу С.Б., в избирательном округе которого и разворачивалась эта мафиозная драма. Гавриш на то время являлся координатором парламентского большинства и обладал политическим весом, позволяющим остановить весь этот правовой беспредел. В начале марта 2003 года я встретился с его референтом в Харькове Зайцевой К.Л., которая посоветовала во избежание неприятностей забыть эту историю. При этом я так и не понял, что представлял собой этот совет – угрозу или предупреждение. Поэтому пришлось оставить дом, семью и работать в условиях полулегального положения.Аналогичных случаев обмана украинских крестьян в масштабах всей Украины в те развеселые годы было тысячи. При этом, бывший на то время премьером Виктор Янукович, вместе со своим замом Николаем Азаровым, постоянно заявляли о своем беспокойстве за судьбу украинского сельхозпроизводителя. И тут же гарантировали с высоких правительственных трибун каждому крестьянину Украины соблюдение законных прав и защиту со стороны закона.Заметьте, те же самые заявления Януковича с Азаровым, что и сегодня. Отличие одно. Тогда Александр Мороз и Виктор Ющенко называли это ложью. А точнее, ширмой, за которой скрывается установленный в Украине мафиозный режим. Сегодня, все тот же Мороз, а вместе с ним и Ющенко, расценивают подобные высказывания Януковича пунктами программы назначенного ими премьера. И при этом, не сомневаются в искренности все того же Януковича... Итак, попытавшись отстоять права обманутых крестьян, в 2003 году я треснулся лбом в стену, установленного в Украине преступно-коррумпированного режима. Треснулся основательно, в результате чего даже пришлось бежать из дому. По этой причине я и поверил Виктору Ющенко и Александру Морозу, что с этим режимом надо бороться. И как результат, написал книгу «Мафия в Украине», где этот режим изобличался. Эта книга появилась в Харькове в конце августа 2003 года и, конечно же, привлекла к себе внимание не только читателей. Как результат, 16 сентября сотрудники милиции прибывают на Харьковский книжный рынок, где конфискуют мои книги и запрещают их распространение в будущем. 8 октября в десять часов утра на одной из центральных улиц Харькова меня задерживают сотрудники уголовного розыска. После этого меня везут сначала в Харьковское УМВДУ, где начальник криминальной милиции области полковник Чекатило И.И. основательно промывает мои мозги. А затем доставляют в Харьковскую областную прокуратуру. Здесь следователь по особо важным делам Ковалев А.В. сообщает о возбуждении по факту издательства моей книги уголовного дела о незаконном вмешательстве в деятельность народного депутата Украины Гавриша С.Б. 10 октября в прокуратуру Великобурлукского района Харьковской области привозят на допрос мою мать. Женщине шестьдесят семь лет, она болеет. Но, несмотря на это, ее на протяжении нескольких часов допрашивают в прокуратуре о моем творчестве и политических связях. В этот же день и по этому поводу в прокуратуру В-Бурлукского района привозят на допрос и мою жену.

30 декабря 2003 года была проведена очная ставка с референтом Гавриша Зайцевой. После ее окончания Ковалев предложил мне сделать официальное заявление о необъективности моей книги. И тут же извиниться перед Гавришем в СМИ, что, по мнению Ковалева, позволяло поставить в этом деле точку без серьезных последствий. Последним сроком выполнения данного требования следователь определил 31 января 2003 года, что я, естественно, не сделал.

6 января, где-то около семи утра на квартиру, где я проживал, приезжает группа оперативников, одного из РОВД Харькова. Сначала они произвели в квартире обыск. Затем усадили меня в автомобиль и увезли в отделение милиции, где поместили в камеру, в которой находятся задержанные преступники до решения их дальнейшей судьбы. После четырех часов пребывания в этой камере меня доставили в Харьковскую областную прокуратуру. Здесь следователь Ковалев объяснил все это моим нежеланием извиниться перед Гавришем. После чего дал понять, что это было последним предупреждением. И если я не выполню его требование 8 января, то могу попасть в камеру уже надолго.

Тем не менее, это требование я решил не выполнять, после чего стал действительно скрываться и тут же пытаться издать свою опальную книгу. В конце апреля 2004 года через сотрудников Института массовой информации я познакомился с представителем Интернет-издания «Украина криминальная», который согласился разместить мою книгу в Интернете. После того, как моя книга появилась на сайте «Украины криминальной», в телефонном разговоре жена сообщила, что к ней несколько раз приезжали сотрудники Харьковского УБОП и интересовались местом моего нахождения.

4 мая 2004 года мы проводили в армию нашего сына. 20 мая к жене прибыл местный участковый и сообщил, что мой сын сбежал из армии и находится в розыске. Жена тут же связалась с военкоматом откуда сообщили, что мой сын воинскую часть не покидал. После этого семью охватила паника, вследствие чего я решил возвратиться домой.

Сразу после этого 23 мая 2004 года ко мне прибыли сотрудники уголовного розыска УМВДУ в Харьковской области, после чего меня задержали и доставили в областное следственное управление. Здесь старший следователь управления подполковник Дуденков А.А. сообщил, что против меня возбуждено несколько уголовных дел, связанных с обвинением в мошенничестве, которое, якобы, я совершил еще в 1998—1999 годах. А также краже из комнаты коммунальной квартиры, где я проживал в Харькове, личного имущества в виде трех старых кастрюль, бывшего в употреблении утюга, использованного женского брасматика. Чтобы не отвлекаться от темы, пока я не буду комментировать выдвинутые против меня обвинения, остановившись на следующем.

В данной ситуации удивляло то, что пятеро лиц, проживающих в разных местах Харьковской области, четверо из которых в течение пяти лет не заявляли в правоохранительные органы о своих претензиях ко мне, в апреле 2004 года бросились писать заявления в милицию. И все это сразу после появления в Интернете моей книги. Пояснялся же этот парадокс достаточно просто.

Как было установлено еще в ходе предварительного следствия, потерпевшие написали заявления по предложению сотрудников милиции, которые в апреле 2004 года приезжали к ним домой. Таким образом, выяснилось, что инициатива в написании и подаче заявлений по моему делу исходила от сотрудников правоохранительных органов, которые без всякого следствия пришли к выводу в моей виновности.

Не меньше поражал и уровень следствия. Можете себе представить, в моем случае кражей кастрюль занималось Следственное Управление Харьковского УМВДУ. А само следствие было поручено старшему следователю этого управления в звании подполковника милиции. При этом, помогали этому следователю оперативники уголовного розыска УМВДУ. И подразделение УБОП в Харьковской области, даже, несмотря на то, что к организованной преступности, исходя из выдвинутых против меня обвинений, я никакого отношения не имел.

А вообще, адвокат Геннадий Токарев, предоставленный для моей защиты Харьковской правозащитной группой Евгения Захарова, в результате изучения материалов дела выявил более двадцати нарушений УПК. При этом все они свидетельствовали о том, что данное дело возникло не случайно. Насколько это было связано с моей публицистической деятельностью, кроме логики, говорит следующее.

По факту издательства моей книги «Мафия в Украине» было возбуждено уголовное дело о незаконном вмешательстве в деятельность народного депутата Гавриша С.Б. Следствие по этому делу вел следователь Харьковской областной прокуратуры Ковалев А.В. Так вот, несмотря на то, что к делу о краже кастрюль официально Ковалев никакого отношения не имел, тем не менее, в материалах дела мой адвокат обнаружил документ, визированный Ковалевым.

А кроме этого, как выяснилось уже после моего освобождения, в ходе следствия по делу о незаконном вмешательстве в деятельность Гавриша, именно Ковалев дал поручение милиции перелопатить мое прошлое. Все это закончилось визитами полковников милиции к лицам, написавшим заявления с обвинением меня в совершении преступлений. А далее, возбуждением указанных уголовных дел, моим арестом и следующими событиями.

После того, как я провел десять суток в ИВС Харькова, меня вывезли на суд по определению меры пресечения, на котором следствие потребовало содержания под стражей в Харьковской тюрьме. Я в свою очередь, пояснил суду, что считаю свой арест формой преследования за публицистическую деятельность. Председательствующая на этом заседании судья Киевского районного суда Харькова Золотарева, ознакомившись с материалами дела, принимает решение – освободить меня в зале суда немедленно. Но на выходе из здания суда меня уже ожидали сотрудники УБОП, которые увезли меня в областное следственное управление. Здесь все тот же следователь Дуденков сообщил, что вынужден снова меня арестовывать. При этом подполковник ужасно нервничал, вследствие чего все же решил попробовать убедить свое руководство отказаться от моего повторного ареста. Этого ему добиться не удалось, после чего он пишет рапорт с просьбой освободить его от следствия по моему делу со ссылкой на обострение какого-то заболевания. Рапорт Дуденкова удовлетворили. А затем его уволили из органов внутренних дел.

Мое же дело передали совсем молодому следователю по фамилии Мовчан. В отличие от Дуденкова, он особой принципиальностью не страдал, из-за чего на очередном суде по избранию мне меры пресечения спокойно потребовал моего перевода в СИЗО. Усложняло ситуацию то, что на этом судебном заседании не было судьи Золотаревой, которую почему-то поменяли на не менее молодую, чем Мовчан девушку. И как результат, новое решение суда – на время следствия взять меня под стражу и направить в СИЗО №27 г. Харькова.

В результате своего ареста я убедился в том, что после издания книги об украинской мафии в Украине можно запросто угодить в тюрьму по обвинению в краже кастрюль. В результате этого в начале июня 2004 года меня перевели из ИВС в Харьковскую тюрьму. А вот зачем меня так старательно всовывали в это интересное заведение, можете судить из следующего.

Я уверен, любому человеку, переступающему порог тюремной камеры, становится не по себе. В моем случае это приравнивалось восхождению на эшафот. Все дело в том, что, еще выпуская журнал «Организованная преступность Харькова», я неоднократно выслушивал угрозу по поводу того, что за такую публицистическую деятельность буду в конечном итоге разорван на части. А вскоре после издания книги «Мафия в Украине», вообще оказался в интереснейшем положении.

В средине октября на одном из допросов по делу о незаконном вмешательстве в деятельность народного депутата Гавриша С.Б., возбужденного по факту издания моей книги Харьковской областной прокуратурой, следователь этой прокуратуры Ковалев А.В. предъявил для ознакомления письмо. Написано оно было неким осужденным Терентьевым, отбывавшим наказание в одной из колоний строгого режима Харькова. В письме Терентьев возмущался по поводу моих отзывов о преступной идеологии «воров в законе». И при этом угрожал физической расправой. В ответ на это у Ковалева каких-либо претензий к этому уголовнику не последовало. Вместо этого он заявил, что хочет организовать мне очную ставку с автором такого послания. А в ходе ее проведения оставить нас без присмотра, с вытекающими из этого последствиями.

И теперь, представьте, я, автор журнала «Организованная преступность Харькова» и книги «Мафия в Украине» после неоднократных угроз со стороны криминалитета, попадаю в камеру № 650 Харьковского следственного изолятора. В камере на 18 мест размещено 23 подследственных. Все они неоднократно судимы за совершение тяжких преступлений. А неформальным лидером камеры является подследственный Сергей Еременко. 1965 года рождения, неоднократно судим, арестован за совершение преступления, связанного с содержанием притона и торговлей наркотиками в составе организованной преступной группы, которую он возглавлял. Имеет обширные связи в мире организованной преступности Харькова и Крыма, в криминальных кругах известен, как воспитанник одного из лидеров организованной преступности бывшего СССР по кличке Часик, деятельность которого я описывал в своем журнале и книге.

Вот в такое окружение я попал после того, как подал следователю заявление с просьбой обеспечения безопасности, что обосновывал своей публицистической деятельностью. И наличием угроз со стороны криминалитета, одна из которых в виде письма осужденного преступника, находилась в это время в Харьковской областной прокуратуре. И, тем не менее, даже после этого я попадаю в камеру именно к уголовникам, что случайностью назвать достаточно трудно.

С учетом того, что в СИЗО №27 было достаточно камер, где размещались под следствием лица, обвиняемые в совершении экономических преступлений, и не имеющие с миром организованной преступности никаких отношений, все это позволяло расценивать мой перевод в СИЗО циничной попыткой физического устранения. А кроме этого, обоснованность данного вывода доказывала еще одна интересная деталь.

Вскоре после моего перевода в Харьковскую тюрьму, сотрудники медсанчасти этого заведения заявили, что я болен туберкулезом легких, из-за чего меня переводят в тюремный тубизолятор. И вот здесь возникает очень много интересных вопросов.

Сразу после моего задержания сотрудники УБОП отвезли меня в одну из поликлиник Харькова, где мне сделали флюорографию. Поэтому есть все основания считать, что, если я действительно был болен туберкулезом, это было выявлено еще до суда по определению меры пресечения. В таком случае возникает вопрос – почему документы об этом не были приложены к материалам моего дела?

Насколько это было важно, можно судить из того, что, согласно совместного указа Минюста и Минздрава Украины, вышедшего еще в 2000 году, больных туберкулезом легких не рекомендуется содержать в условиях тюремной камеры. Поэтому в случае, если по решению суда подследственного было необходимо содержать под стражей, туберкулезников в то время направляли не в СИЗО, а в специализированные тубдиспансеры, где были охраняемые палаты. На меня этот закон, как видно, не распространялся, вследствие чего я попал в Харьковскую тюрьму.

Отсюда следует вывод. Если я действительно был болен туберкулезом, что естественно было выявлено сразу после моего задержания, значит следственные органы, преследуя цель моего незаконного водворения именно в СИЗО, умышлено не предоставили суду по избранию меры пресечения документы о наличии у меня данного заболевания. А это уже должностное преступление, связанное со служебным подлогом, что представляло угрозу моему здоровью и жизни.

Теперь вторая версия этого происшествия. До ареста я чувствовал себя более чем прекрасно, из-за чего сообщение о выявленном у меня туберкулезе воспринял с удивлением. И тут же задумался о том, что если я был здоров, значит, мой перевод в тубизолятор СИЗО в камеру к больным туберкулезом был рассчитан на то, чтобы он у меня появился. А это точно также можно назвать попыткой физической расправы со мной, учитывая, что больные туберкулезом очень часто умирают даже на свободе. А плюс ко всему, следующие события.

В тубизоляторе меня разместили в камеру № 688, где находились девять подследственных. Все они также были неоднократно судимы, но особой опасности не представляли, так как к миру организованной преступности отношения не имели. Оставалась одна проблема – туберкулез. А проблема по той причине, что после моего перевода в тубизолятор мне никто вообще не разъяснил, что делать дальше. Не говоря уже о том, чтобы взять анализы и определить степень и форму моего заболевания. Но на этом мои злоключения не закончились.

Перед первым туром голосования по выборам президента состав нашей камеры поменялся. Нескольких подследственных убрали, а вместо них поместили следующий контингент.

Подследственный Валерий Колесниченко, 1965 года рождения, гражданин России, профессиональный вор, неоднократно судим, принципиально придерживается уголовных традиций, имел обширные криминальные связи в России и Украине. Арестован за совершение 30 преступлений, связанных с квартирными кражами и разбоем, которые осуществлял в составе организованной преступной группы. Особого внимания в данном случае заслуживает то, что во время своего пребывания в СИЗО № 27 Колесниченко проходил свидетелем по делу о самоубийстве арестованного, вступившего в конфликт с сокамерниками по поводу нарушений им уголовных традиций. Через некоторое время Колесниченко являлся подозреваемым, а затем свидетелем убийства одного из его сокамерников, который стал давать показания по делу преступной группировки криминального авторитета Украины по кличке Фикса.

Подследственный Теймураз Каличава, 1961 года рождения, профессиональный вор, неоднократно судим, общий стаж пребывания в местах лишения свободы 22 года. Имел обширные криминальные связи в Грузии, России Киеве, преступную деятельность осуществлял в составе организованной преступной группы, поддерживающей отношения с кланом грузинских воров в законе «пиковая масть». Принципиальный сторонник уголовных традиций, в 2000 году во время пребывания в СИЗО города Киев был организатором акта массового неподчинения подследственных, в СИЗО города Харьков был переведен из колонии строгого режима по возбужденному уголовному делу по факту злостного неподчинения администрации. После прибытия в Харьковское СИЗО стал неформальным лидером, так называемым, «смотрящим» за шестым корпусом следственного изолятора.

Таким образом, в одной камере со мной оказались, чуть ли не воры в законе, преступную идеологию которых я раскритиковал настолько удачно, что уголовники не выдержали и писали письма с угрозами. Что было после этого и как мне удалось выжить, я во всех деталях описал в своей книге. Сейчас же хочу остановиться на том, что все указанные события происходили на фоне предвыборных заявлений со стороны кандидата в президенты Украины Виктора Януковича о том, что за годы его премьерства Украина сделала очередной шаг в сторону укрепления законности и правового образа жизни. А значит, в случае его избрания, наше государство имеет все шансы стать правовым и едва ли не самым демократичным в мире.

«Ага, разогнались», – оценивал я эти высказывания Виктора Федоровича, отбиваясь от уголовников, и, размышляя о причинах своего заболевания туберкулезом. Оценивал и, конечно же, верил речам кандидатов от оппозиции Виктора Ющенко и Александра Мороза, утверждавшим, что подобные заявления Януковича являются ложью. А сам Янукович, представляет на выборах интересы мафии. Верил я, верили крестьяне, интересы которых я как-то попытался защищать, что закончилось таким вот печальным образом. Верили миллионы других граждан Украины, из-за чего они затем и вышли на Майдан.

Одним словом, верили все, даже не предполагая, что через полтора года после этого, Янукович с Морозом станут политическими союзниками. А президент Ющенко, согласится назначить Януковича премьером, оправдывая это подписанным универсалом национального единства...

Майдан


906 переглядів

ЦЕ ЦІКАВО




Close
Підпишіться на 40a.tv у соцмережах:

Twitter

Facebook

Youtube